• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:36 

папочка-тян

спасибо что ты есть. уже 23 года как есть. и все еще будешь.
мы с тобой много пережили вместе.
первое аниме...
первый косплей...
первый ребенок...
первый поцелуй...
(обратите внимание на последовательность)

вобщем, самого-самого тебе)) (между строк: обрети силу, для завоевания этого мира. да прибудет с тобой бесконечная катана и бесконечные бананы. няаха-ха-ха. ^__^)

15:37 

шиииииииииииииииииииикарные планы на неделю с пустой кваритрой, потрясающщщщщщщщщщщщщще обламались.

а еще страшно. очень-очень.

~_______________________~

11:56 

фо ФрекенБок
какой же он очаровашка, нэ? ^_~

13:24 

день

и нечего на него пенять. сама ты не удалась.
эх... что вчера у меня было.... ах...какой ж я пост забабахал... и вот, именно в этот момент, Дайрик сглючил и меня вместе с забабаханным постом выкинуло. обидно.
все чаще вспоминаю то хокку.
а лиру все не работает и не работает... я скучаю, пупсик Т_Т

@музыка: live - "The Dolphins Cry"

@настроение: so so

19:34 

vegetables

Акхем... Ну чтож, когда-нибудь это надо было начать.
Итак, поздравляю себя с первой записью. Надо заметить, какая ответственность ложится на мои хрупкие брутальные плечи. Под эти грузом у меня просто не получится сотворять умные слова. Вот. Так. О чем это я. Ах да! я овощь ^_^ Папочка, ты знал эту во мне особенность? я тоже. тоже нет -_-. какая я оказывается личность непростая. и ленивая. и глупая. и вареная. и безинициативная. и вапще. Та-дам. Чет больше в котелок не лезет ничего. Ну и ладушки. Закончим для первого раза.
А и вот еще! Спасип *скромный кивок, поклон до земли, буханье в ноги - нужное подчеркнуть* всем кто здесь был ^.^

@музыка: Hurt

@настроение: овощное

00:21 

крохотурбомелколёт
эрудиция: 32духовность: 2225 придумали ноусмайл и край

12:43 

сегодня приснился страшный сон
будто бы проект из AE cs5 мне необходимо открыть в cs3

15:39 

хлоп-хлоп-хлоп
что может быть лучше апплодисментов
что может быть лучше смеха
что может быть массового проявления тех чувств, что пережил и ты
и всем этим парадом командуешь ты
маленьким таким, незаметным, теряющимся, коротким, но совершенным

нечеловечески хотелось тебе позвонить, пап. потому что никто больше не поймет. потому что добрая дветретья часть всего этого счастья - твоя. потому что вообще-то не нужны причины, чтобы позвонить своему папе.

я делаю то, что хочу почти всегда. почти не считаясь с чужими мнениями по этому поводу. звоню владу, покуриваю, подзабиваю, кокетничаю, плачу, разбиваю бутылки.
потом иногда жалею.
а иногда не очень.

визаут ю лайф из нот зе сейм
и никуда не деться от этого, дорогая ....ость

00:41 

вот только плакать не надобно
ладно?
пишешь сценарий про неудачника и пиши
рисуешь мультик про неудачников и рисуй
только без нюнь
пожалуйста
в вишневом саду это не принято

18:46 

сегодня дорогу перебежала белая кошка

а день все равно дурацкий
ни тебе кракауэра
ни художника
ни хорошей киношечки
и одета не по погоде

зато какие стихи и письма сегодня были

ЛЮБОВЬ
Юлия Друнина

Опять лежишь в ночи, глаза открыв,
И старый спор сама с собой ведешь.
Ты говоришь:
- Не так уж он красив! -
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Все не идет к тебе проклятый сон,
Все думаешь, где истина, где ложь...
Ты говоришь:
- Не так уж он умен! -
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Тогда в тебе рождается испуг,
Все падает, все рушится вокруг.
И говоришь ты сердцу:
- Пропадешь!-
А сердце отвечает:
- Ну и что ж!

Письмо (Цветаева) :

“Милый друг! Когда я, в отчаянии от нищенства дней, задушенная бытом и чужой глупостью, вхожу, наконец, к Вам в дом, я всем существом в праве на Вас. Можно оспаривать право человека на хлеб (дед не работал, значит — внук не ешь!) — нельзя оспаривать право человека на воздух. Мой воздух с людьми — восторг. Отсюда мое оскорбление.

Вам жарко. Вы раздражены. Вы “измучены”, кто-то звонит, Вы лениво подходите: “Ах, это Вы?” И жалобы на жару, на усталость, любование собственной ленью, — да восхищайтесь же мной, я так хорош!

Вам нет дела до меня, до моей души, три дня — бездна (не для меня — без Вас, для меня — с собой), одних снов за три ночи — тысяча и один, а я их и днем вижу!

Вы говорите: “Как я могу любить Вас? Я и себя не люблю”. Любовь ко мне входит в Вашу любовь к себе. То, что Вы называете любовью, я называю хорошим расположением духа (тела). Чуть Вам плохо (нелады дома, жара, большевики) — я уже не существую.

Дом — сплошной “нелад”, жара — каждое лето, а большевики только начинаются!

Милый друг, я не хочу так, я не дышу так. Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался”.

10:19 


20:59 

(c) баш

xxx: жизнь это ваще одно постоянное выяснение межполовых взаимоотношений.
еще скажи, что ты не знал.

yyy: А ещё жизнь это приоткрытая дверь в коробку шоколадных конфет где на самой верхней
ветке висят недоступные но одинокие яблоки и не нужно привыкать есть в одиночестве
поскольку те ростки, которые ты выставляешь на солнце короче жизнь как яичница где бекона
должно быть не больше героина курт кобейн ваниль москва лондон космос пиздец.

08:35 

аля кудрявцева

И ты идешь по городу, и за тобой летят бабочки.
Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз - вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс - то есть почти что старый. Шорты с футболкой - простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара - листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька - он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче - ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге - и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя - с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", - бормочу сквозь сон. "Сорок", - смеется время. Сорок - и первая седина, сорок один - в больницу. Двадцать один - я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь - на десятом. Десять - кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь - на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне.

09:58 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:06 

"...еще не дойдя до последнего стиха, понял, что ему уже не выйти из этой комнаты, ибо, согласно пророчеству пергаментов, прозрачный (или призрачный) город будет сметен с лица земли ураганом и стерт из памяти людей в то самое мгновение, когда Аурелиано Бабилонья кончит расшифровывать пергаменты, и что все в них записанное никогда и ни за что больше не повторится, ибо тем родам человеческим, которые обречены на сто лет одиночества, не суждено появиться на земле дважды."
Габриеэль Гарсия Маркес

закончила. такое опустошенное чувство. буду скучать по урсуле, аркадио, полковнике аурелиано, ребеке, ремедиос прекрасной, амаранте, амаранте урсуле и даже по фернанде
не лучшее время для такой книги

11:51 

моя нежность к тебе безгранична. и навсегда останется таковой. и никто и никогда и ничего не сможет с этим поделать

07:26 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:44 

машенька третьекурсница

а я все же скучала по своему учебному заведению

13:24 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:00 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

something stupid, ugu

главная